Как путешествовать и зарабатывать на этом

Тяжело быть наедине со Вселенной. В ней полным-полно всего, и так уж мы устроены, что ум внимателен к опасностям, а всё прочее игнорирует ради экономии усилий. То есть Вселенная страшна. Она бесконечна в пространстве, и мы для клеток, микробов, вирусов абсолютно непостижимы, а для растений и животных — как боги, в то же время сами ощущаем присутствие в нашем мире недоступных нашему разуму влияний.

Похоже, что мы сами клетки огромного организма, чья нервная система отслеживает важные аспекты нашего существования. Некоторые организации-прыщи нарывают непрерывно, и организм ничего не может с ними сделать, как подросток, который вынужденно терпит акне.

Если единая нервная система существует, то вполне разумно к ней время от времени обращаться и давать знать о состоянии окружающих тканей, чтобы целое наилучшим образом заботилось о части. Доклады должны поступать с определённой периодичностью, потому с высшей сущностью ритуально общаются после сна, перед сном, при приёме пищи. Это немного похоже на то, как охранники по часам отзваниваются на пульт. В случае неординарной ситуации сообщают о ней в обязательном порядке. Иногда отчаянно вопят.

Обращение к богу в случае резкой душевной боли сигналит об угрозе единому целому. Распалась пара — и не беда, казалось бы, новые спутники найдутся. Но так же можно сказать и о телесной ране, которая зарастёт. Однако, если не принять меры, в рану полезут всякие мелкие гады, и тогда с целым могут приключиться и столбняк, и сепсис. Вокруг распавшейся пары начинается нагноение, потому что окружающим не идет на пользу трупный яд умершей любви и тьма мерзких соблазнов, кишащих вокруг душевной раны.

Читайте также  Барселона. Чем примечателен этот испанский город для российского туриста?

Религия — это защита от гнусных тварей, её ритуалы разумны, как мытье рук перед едой, её утверждения и правила подобны душевной асептике. Религия подчиняет часть целому, и части хорошо в составе здорового целого. Но целое может болеть. И тогда плохо приходится здоровым частям. Вспомним аутоиммунное заболевание под названием «инквизиция». Или критическое повышение температуры с отторжением тканей в начале прошлого века, когда мозг умирал и лёгкие выкашливались.

Бизнес на путешествии

Здоровая нервная система не представляет никакой проблемы. Глаза видят, уши слышат, руки-ноги несут тело куда надо. Так в послевоенное время верующие спокойно верили, остальные спокойно верили в то, что они не верят, а истины духовной жизни бытовали среди людей в виде совести, честности, заботы, любви и высокой научной и художественной культуры. Здоровье было не абсолютным, и какие-то паразиты исподволь разрушали целостный организм. Болезнетворные агенты проникали внутрь государственного организма и размножались, вирусные идеи заражали всё большее количество граждан и перенастраивали их на продуцирование новых вирусов. А что нервная система? Ей, бедной, плохо пришлось в девяностых, потому что в организм были запущены те вирусы, которые поражают именно нервную систему.

Сейчас много говорится о клерикализации, то есть об усилении влияния духовенства и о первенствующей роли церкви в общественной и культурной жизни. О государственной политике, которая это допускает и провоцирует. Это диагноз. Это как столбняк или нервная форма чумы. Вирус индуцирует аутоиммунные процессы в отношении тканей мозга. Посмотрите, как у нас шельмуют учёных, которые пытаются сопротивляться религиозному бреду.

Что надо делать в случае болезни, той же чумы? Во-первых, усилить противовирусный иммунитет и ликвидировать приобретённую толерантность. Во-вторых, подавить аутоиммунные процессы в отношении мозга и защитить клетки мозга от вирусного и аутоиммунного поражения. В-третьих, затормозить репликацию внутри уже заражённых клеток и активировать регенерацию повреждённых клеточных структур.

Читайте также  Чем привлекателен городок Кальпе?

То есть возродить научный атеизм и снова пустить по стране агитбригады, которые покажут религиозность во всей красе. Поднять на прежнюю высоту статус инженера, учёного, и чтобы поп не смел поднимать голос против академика. Убрать из школ и вузов всевозможные религиозные курсы и восстановить то настоящее полноценное образование, которым мы славились прежде.

Это трудно. И этого в ближайшее время не будет, если воля к жизни у нашего государственного организма не возьмёт верх над расшустрившимися вражинами. И это означает, что противостоящие религиозности будут последовательно уничтожаться идущим аутоиммунным процессом, в отличие от тех, кто ринется крестить лбы и ставить свечи. В нынешней ситуации религия существенно помогает жить именно приспособленцам. Их сейчас прикармливают и ласкают.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что я ненавижу церковь. Но нет, ничего подобного. Церковь прекрасна, когда в неё идут служить ради высокой идеи, а не потому, что она за свою предпринимательскую деятельность налогов не платит. Сегодня церковь стала раковой опухолью, которая убьёт организм, если не произойдёт спонтанное излечение. Такие бывают примерно в одном проценте случаев. Очень хочется, чтобы наша страна выздоровела, и чтобы вера помогала жить не ханжам-приспособленцам, а тем, кто решается на духовный подвиг.

И да поможет нам вера сохранить живые души и победить то духовенство, которое не имеет никакого отношения к высоте духа.

Добавить комментарий