Как путешествовать и зарабатывать на этом

На днях попал я, что называется, между молотом и наковальней. Заплыл в мутные воды между Сциллой и Харибдой. Оказался меж двух огней. Между почитателями западной поп-культуры и патриотами-русофилами.

Как раз намедни покончил с собой один довольно известный культурный деятель, звезда и культовый рокер, фронтмен группы Х. Накоксился, набухался до самых зеленых чертей, ну и не нашел ничего лучшего, как вздернуть себя на собственном ремне. (Они это называют «творческим кризисом», я называю это «умственным кризисом».)

Ну, а я оказался недостаточно политкорректен, толерантен и человеколюбив, написав в кои веки под постом-некрологом в Фейсбуке, в котором народ пребывал в священном ужасе и собирался уже горько оплакивать звезду, на глазах становившуюся легендой, личное мнение — что покойник дурак, а все горько оплакивающие его — еще большие дураки. Через секунду мне прилетел первый гневный ответ. Потом второй. Потом двадцать второй.

Вкратце: народ был возмущен моим кощунством и требовал объяснений. Я дал их в самом развернутом виде посредством общения в Интернете. Во-первых, я честно рассказал, что сотворять себе кумиров глупо, и у тех, кто впадает в священный раж от упоминания их имен, детские мозги. Во-вторых, что вселенной начхать на данного деятеля. В-третьих, мне начхать вместе со вселенной. И что глупо убиваться из-за того, кого ты даже вживую ни разу не видел — наркомана, алкоголика и сценичного кривляки.

Народ не унимался, и укоры в мой адрес уже стали перемежаться с угрозами и диагнозами в мой адрес. Меня называли «совком», «подсвечником» и мизантропом. Из трех эпитетов верным был разве что последний. Да и то с натяжкой, так как не любить мне приходится дураков. А людей мыслящих я, скорее, люблю и уважаю.

Читайте также  Колорадо. Чем интересны символы этого штата США?

Дальше я побрел по свалкам и мусоркам Интернета и набрел на форум, в котором форумчане наперебой рассказывали, как беззаветно надо любить Россию, как хорошо в России жить, какой молодец Путин и т. д. Попутно от души и с матерцом поругивая Запад и западные ценности.

Разговор выглядел довольно забавным, поскольку народ до того увлекся дифирамбами самим себе, что стал утверждать, что русские люди — самые культурные и воспитанные в мире, не то что в их Европах и Америках. Черт меня дернул и там поделиться своими умными мыслями.

Я подробно написал, что народ искренне путает свои любовь и преданность к государству с любовью к Родине, что за последние двести лет в России как воровали, так и воруют, как жили тяжело, так и живут, как была там беда — дураки и дороги, так и осталась. На что получил двести гневных комментариев, в которых меня широко по-русски с ядреным матом, «вежливо» и «воспитанно» называли «либерастом», «западной подстилкой», «гейропейцем». Меня укоряли в том, что я не люблю собственную Родину, ненавижу свою мать, собственных братьев и сестер.

Получалось весело: за один день я умудрился получить на орехи и от западофилов, и от русофилов. И я задумался: откуда такая любовь у одних — ко всему западному, в данном случае к культуре и музыке, и нелюбовь к собственной национальной культуре, а у других — ко всему своему, с отрицанием всего западного и преувеличением своих национальных достоинств? Без золотой, и даже медной, середины…

Бизнес на путешествии

И вот что надумал.

Из какого места растут ноги нашей любви к западной музыке и культуре? Они, культура и музыка, в самом деле лучше, качественнее, чем свои? Как 90% может слушать какую-то музыку, не понимая слов и не имея развитого музыкального слуха, и при этом считать ее лучшей? Откуда такая тяга сотворять себе идолов в лице западных звезд, большая часть из которых является наркоманами, алкоголиками, распутниками и просто дебильными выродками с вывихнутыми мозгами, эпатирующими публику своими выходками?

Читайте также  Что за зверь такой - бабр? Байкало-Иркутские зарисовки

Как можно убиваться по кому-то, кого ты никогда лично не знал, читая о них только в желтой прессе всякую уродскую хрень, и этой же хренью восхищаться? Кто определяет градус нашей любви к тому или иному идолу, почему им нужно именно громко восхищаться, а не просто тихо испытывать симпатию к его таланту? Откуда такая неуемная тяга превозносить талантливое, а также вычурное, малопонятное, иностранное, а не, например, неглупое — относиться критически, логически, аналитически?

Почему плохие парни, наркоманы, алкоголики, изменщики и распутники, загибающиеся от алкашки и наркоты, а не хорошие ребята, учителя и доктора, верные мужья и примерные жены, не курящие и употребляющие в меру, бегающие по утрам и живущие до девяноста лет? Мы действительно считаем, что у нас все в порядке с такой любовью?

Очевидно, что:

1. Наша любовь и привычки формируются от манеры подражания в детстве и юности (проще говоря, стадного инстинкта в возрасте, когда ты особенно открыт и восприимчив для всего нового): если все твои друзья и знакомые слушали какую-то музыку и восхищались ей, то есть все шансы и тебе на нее запасть.

2. Если маркетологи и промоутеры вбухали миллионы зеленых денег в раскрутку той или иной звезды — из каждого утюга доносится тот или иной исполнитель, и деваться некуда: ты его либо возненавидишь, либо полюбишь. И точно начнешь узнавать. И второе более вероятно, если твое окружение его уже полюбило.

3. Большая часть нас по-прежнему любит все иностранное, даже если не «догоняет». Какую хрень они там поют, многим вообще неважно. «Меня цепляет музыка», — они говорят. И ведь не на деревянных ложках, а на электрических гитарах.

Читайте также  А вы уже сотворили себе кумира?

Помню, как я впервые услышал Цоя. Мне было тринадцать и по улице шли какие-то пацаны с магнитофоном на плече, из которого монотонно доносились: «Я сею алюминиевые огурцы на кожаном поле». «Что за лабуда?» — еще тогда подумал я. Потом было больше лабуды: глубоко философская «Пачка сигарет», лиричная «Мама — анархия, папа — стакан портвейна», возвышенно эмпатичная «Когда твоя девушка больна»…

Виктор Цой
Фото: Источник

И потом началась «обработка»: этот монотонный голос на пол-октавы, три аккорда и бесхитростные тексты звучали из каждого двора, из каждого окна. И мне, как и многим, пришлось почти полюбить. А куда деваться, если из каждого утюга, а? И потом стало казаться: как круто поет, какие здоровские тексты — «лицом к лицу»… Хотя все же думается, первое впечатление меня не обмануло: лабуда, которую слушали и любили все.

Добавить комментарий