Как путешествовать и зарабатывать на этом

Иду по парковой дорожке. Дама с собачкой что-то оставляет на столбе. Читаю — приглашение местных жителей на митинг. Парк начали застраивать, хотя ни разрешения нет, ни согласия местных жителей.

Не успев уйти далеко, решаю возвратиться и рассмотреть объявление подробнее, но его уже нет. Хотя погода безветренная, унести не могло. Что ж, ситуация знакомая, так бывает при столкновении интересов.

Проходит некоторое время, и меня зовут поучаствовать в защите храма от варваров. Уточняю, какой храм, кто и где собирается сносить. Но речь идет не о сносе, а о строительстве.

Дикари, дескать, хотят помешать благому делу строительства храмового комплекса. Сатанисты, либерасты, атеисты. Встанем как один, защитим и не дадим. Не дадим им защищать свои интересы. Они не веруют — значит, люди второго сорта, все беды мира от них и их мнение ничего не значит.

Видимо, активные противники неверующих и сорвали то объявление. Храм для православных, но особых православных. Они умеют креститься и произносить слова некоторых молитв, они участвуют в богослужениях и сильны по части религиозной риторики, но с верой дела обстоят плохо. Или у них бог какой-то другой, агрессивный и нетерпимый, похожий на жадных политиков.

Мне не нравятся такие люди, хотя формально мы братья и сестры. Мне очень не нравится, что православие сосредотачивается в Москве и из братства превращается в братву. Верующим запрещено судить своих пастырей, но вера требует обостренного внимания и высокой осознанности, а не слепоты и тупого послушания. И когда братья не крайне редко, случайно, а постоянно и уверенно демонстрируют сущность братков, верующие не отключают свое внимание и внимательно наблюдают за тем, что происходит.

Читайте также  Высоко-Петровский монастырь. Какие тайны он хранит?

Бизнес на путешествии

Где-то в далеких посёлках священник оказывается и судьей, и врачом, и учителем, и экономистом-организатором. Такого невольно уважаешь. В Москве огромнейшее количество священников, и что они делают? Может быть, без дела не сидят, но с уважением к ним есть некоторые проблемы.

Положено думать, что в Москву переводят после долгой трудной службы в далеких приходах. Это и награда, и доверие. Там люди чуть проще, простодушнее, их бы от алкоголя удержать да к работе приохотить. В Москве каждый прихожанин — задача со множеством неизвестных. Потому требуется большой опыт и гигантская сила духа. Однако московские верующие не полагаются на то, что батюшку переведут из дальнего прихода в московский храм, и едут к нему, где бы он ни был, а московских священнослужителей зачастую избегают. И встречи с некоторыми московскими священниками и их паствой показывают, что это правильно.

Вот и на этот раз пришлось убедиться, что не всё ладно с нашей церковью. Решалась судьба того места, которое я очень хорошо знаю. Здесь на слиянии двух районов сохранялся городской лес, который постепенно застраивали. Люди сперва относились к этому спокойно, ведь лес был довольно большой, а теснили его понемногу. Построили бассейн, ледовый дворец — это всё вроде бы хорошо. Когда к озерцу пристроили стадион, возникло напряжение. Кто-то принимающий решение не почувствовал, что лес и стадион — это несовместимые формы жизни. Затем обнаружилось, что наш лес лесом-то не считается, для градостроителей это пустырь!

Нашлись активисты, которые добивались и добились для остатков леса статуса особо охраняемой природной территории. Но статус не помешал каким-то деятелям выпиливать деревья. Надежда на то, что пространство, называемое теперь парком, восстановится за счет молодой поросли, не сбылось, потому что управы повадились стричь всё подряд, все газоны и парки, высушивая землю и тем убивая молодые деревца. Люди огораживали поросль и посадки и ходили с вёдрами, поливали, но с молодыми деревцами как будто кто-то затеял войну. То недавняя посадка с корнем выдернута, то вершинки отломаны. Всё это казалось случайностями до тех пор, пока не приехала строительная техника «возводить храм на месте пустыря».

Читайте также  Кто кормил Древний Рим?

Храм призван облагородить пространство, вызвать благостные чувства у гуляющих по парку. Но в последнее время храмы стали вызывать совсем другие чувства. Там, где раньше можно было пройти через уютный скверик, теперь надо обходить гигантские территории храмов, и это не в одном и не в двух местах. У оград храмов стоят нищие, просят подаяния. Согласитесь, что когда каждый день проходишь в тени зелени среди поющих птиц, а потом вдруг зелень исчезает, и надо долго шагать в обход по жаре и испарениям от асфальта среди ноющих попрошаек, жизнь заметно ухудшается.

Помню огорчение от того, как кто-то называл наш любимый лесопарк помойкой и бомжатником. Наши привычные домашние бомжики действительно основывали целые лежбища, причем началось это после перестройки, а прежде был лес как лес или парк как парк. Речка течет, в озерце лягушки квакают. Частые вербы и редкие ракиты стоят у воды, а дальше — берёзки и дубки, черемуха и рябина. Много старых тополей на границе с городом, они отлично улавливают пыль и смог. Под ногами глина разъезжается, но это плата за покой. Ближе к дороге забываются россказни про маньяков, но становится очень шумно. Долгие годы здесь планируют пустить трамвай или троллейбус и куда-нибудь убрать поток автомобилей, но лишь дорога становится шире. И расширяется она за счёт тех самых тополей, которые улавливают выхлопные газы и глушат шум.

В этом месте, возможно, не хватает чего-то вроде Дворца пионеров и станции юных натуралистов. Небольшой конно-спортивный клубик был бы кстати. Во дворах прятался Центр помощи семье и детям, который вёл большую работу, но он расформирован, а большое новое здание, которое построили на месте сквера и обещали отдать под клубы и секции, сдают в аренду за очень большие деньги. Да, вместо большой работы — большой обман. И от любых изменений люди теперь ждут чего-то подобного. Говорите, в храмовом комплексе найдут место стар и млад? Здесь и нищих накормят, и музыкальное образование дадут, и квалифицированные врачи будут принимать бесплатно без очереди на месяц вперёд, как в поликлинике? Свежо предание, а верится с трудом.

Читайте также  Была ли Сахара цветущей?

Нет ни малейшей гарантии, что здесь дадут то, что нужно людям, зачем-то подменяя поликлиники и детские учреждения. И нет сомнения, что здесь появятся агрессивные псевдоправославные, которые не уважают людей, не примкнувших к ним. Они лгут уже сейчас, называя парк пустырём, а местных жителей азиатами. Едва появившись, они посеяли зло. И это зло будет расти вместо старых добрых тополей.

Добавить комментарий