Как путешествовать и зарабатывать на этом

Ну, что я за человек? Случись какая-нибудь ерунда, а часовой механизм уже завелся, уже затикало внутри и неприятно потягивает за ребрами, вот-вот взорвусь. Ну, что такого произошло? Ну, шла через дорогу, почти дошла. Ну, встала прямо передо мной на переходе курица. Ребенка из салона вынула, за руку взяла, дверью хлопнула и отправилась по делам.

Плюнуть и растереть, ан нет, иду — закипаю. Злюсь на нее. И на себя злюсь, что растерялась. Я ж тоже водитель. И тоже мать. Но на переходах не встаю, даже если очень надо. Лишь дома до меня дошло, что надо было заснять ее на айфон, на переходе стоящую, да в ГИБДД… Не приучены мы еще действовать, эмоции зашкаливают.

Мне порой кажется, что многие наши беды имеют глубокие корни. Учили нас в детстве, что сдавать людей нельзя, ябед в свое время всем двором ненавидели, устраивали им молчаливые бойкоты, в общем-то, за дело.

А потом и вечные ценности подоспели — про вторую щеку, чужой огород, сор из избы, про добро, которое должно твориться в молчании, да про терпимость с подружкой ее, толерантностью. И молчать мы научились очень качественно, как прилежные зрители на плохом спектакле: засыпаем, сердимся, но зрительный зал не покидаем.

Один оболдуй целый класс в школе кошмарит? Заявление в Департамент писать не будем, ибо директора подставим.

Качели во дворе раскачиваются всем каркасом, того и гляди зашибут кого? Писать не будем, не знаем куда, лучше в другом дворе покачаемся.

Хозяин собаку бьет, ногами пинает? Дело хозяйское.

Мусор не вывозят из-под окна неделю? Ну, мало ли, может, у жэковцев машины все заняты, да и окно, слава богу, не мое.

Читайте также  Где можно увидеть Санту на серфе? Австралийское Рождество

Подростки под моим окном орут и курят? Этих вообще лучше не трогать, полиция не приедет, а они потом точно подкараулят, убьют или дом подожгут, все сгорим, все погибнем.

Бизнес на путешествии

Мы такие пугливые. И занятые очень, нам некогда по мелочам нервы мотать. И в справедливость мы не верим, потому что у нас законы плохие и коррупция, и вообще, жизнь — штука опасная, от нее можно умереть. Быть слепым и глухим — это так удобно.

Почему мы не вмешиваемся?

Прежде всего, мы боимся. Боимся пострадать физически, пережить неприятные моменты, потерять работу, разочароваться, боимся отдаленных последствий… Не перечесть всех страхов.

Да, иногда оправданны наши страхи, были случаи. И историческая память в нас жива, когда людей за одно только слово пачками на Соловки вывозили. Или прилюдно позорили за внешний вид, за дружбу с кем-то некультурным. Но сейчас другое время. Кто бы и что ни говорил, страна у нас свободная. И очень часто так бывает, что наглец на поверку оказывается трусом. Только выясниться это может исключительно опытным путем, а все не сказанное и не сделанное вовремя дает несправедливости неограниченные полномочия.

Помню, два пьяных амбала в маршрутку пытались влезть. Их выпихнула девчонка лет 18-ти, тубус ей подсобил, показал им направление движения. И хотя силы были неравны, это был именно тот случай, когда победила сила характера.

Во-вторых, нам лень вмешиваться. Это еще в старину подметили. Нам надо сперва тридцать лет и три года отлежаться, настояться, а потом уж идти дубиной махать. Вот и лежим, и ждем, пока рак на горе свистнет. Забыв о том, что сейчас в мире такие скорости, что за тридцать лет можно все потерять — и экономику, и население, и территорию. В наш век зевать нельзя.

Читайте также  Как организовать свой отдых на Черноморском побережье?

И в-третьих, мы не верим в справедливость. Мы не верим, что нас поддержат. Что при кажущейся очевидности ситуации не появится вдруг кто-то, кто перевернет все с ног на голову, назовет черное белым, прочитает по-своему букву закона и сделает из нас виноватого или выставит посмешищем. Мы помним с детства, что один в поле не воин, поэтому теряем драгоценное время в поисках группы поддержки. Затем изливаем группе поддержки свои эмоции, и на этом борьба за справедливость заканчивается.

А потому удивляться не надо. Что в супермаркете сроками годности играют. Что в аптеке наркотой торгуют без рецепта. Что у храма цыгане табором стоят, детей как котят в жару и в мороз в одном грязном одеяле носят.

Не надо удивляться, что чей-то сынок старушку на переходе сбил, а в тюрьму не сел, по убийственно веской причине, что «у него не было возможности затормозить». Что человек, обвиняемый в растрате миллиардов госсобственности, песни поет, танцы пляшет, стихи пишет и, главное, нам это все показывает, как бы напоминая: «А вы мне ничего не сделаете, потому что у вас доказательств нет».

А вот если тебя это до сих пор бесит, возьми и скажи хотя бы, не проходи навсегда мимо. Напиши в полицию, в мэрию, в СМИ, хотя бы в фейсбук, где одни только друзья. Начни хоть с чего-нибудь и увидишь, что с тебя не убудет. И что мир не рухнет, и все, кто тебя по-настоящему любят, будут любить как и прежде, а может, и еще сильней. И не думай над тем, как ты выглядишь, никому до этого нет дела.

В конце концов: «Никогда никого не слушайте, имейте свое мнение, свою голову, свои мысли и идеи, планы на жизнь. Не гонитесь ни за кем, только шаг навстречу, но не вдогонку. Вы никому не нужны. Это — жизнь. Никто за вас не будет строить ваше счастье». Джек Кэнфилд.

Добавить комментарий