Как путешествовать и зарабатывать на этом

Открыли в Екатеринбурге «Ельцин-центр», показали по телевизору, аж слёзы на глазах выступили. Милый был человек, добрый, доверчивый, открытый, всей душой переживал за страну. Душа плачет от умиления. Или от памяти коварной, что никак не уснёт и время от времени достает такие картинки из жизни прошлой, что уже кажется, что это и не наша была жизнь, а чужая.

Быть может, молодёжи и можно навешать лапши на уши, но мы-то с вами знаем, мы-то с вами всё помним, господа-товарищи. Голые прилавки, смертоубийство в очередях, очереди в Макдоналдс, потому что американского гамбургера из сои хотелось попробовать на зуб. А то всё, что ни ухватишь в магазине, такая гадость натуральная, да без красителей, да без загустителей.

Одевались на рынках. Помню, весёлое было занятие одежду там выбирать, цену можно было скостить в два раза. И главное, что радовало, — бренды, сплошные бренды на наших рынках, и адидас, и гуччи, можешь вырядиться как краля за 200 рублей. Косметику там же брали — на рынках, хорошую, французскую. Так что каждая собака во дворе знала, что такое «рыночная экономика».

Да, пропаганды не было. Наоборот, веселья много на экране было: до 23−00 рассказывали о дедовщине в армии, так что само слово «армия» матерей бросало в дрожь. Сын только родится, а родители уже думали, как от армии откосить, в военкоматы носили по пять тысяч долларов. Не знаю, как в других регионах, а в Москве столько. Что за цель была такая у президента — народ собственной армией пугать, до сих пор не пойму, да и не моего ума дело.

Читайте также  Какие необычные облака можно сфотографировать, если повезет?

А после 23−00 дамочек показывали, не менее голых, чем прилавки, и всяких наркоманов — ведь кино отечественное тогда тоже было свободное. Аналитические передачи похлеще нынешних раз в сто, у всех глаза на лоб лезли, ибо не знали доселе, что в такой помойке живем. Мы ж думали, что в хорошей стране. А оказалось, что в помойке, среди воров, убийц и прочей нечисти. А всё от несвободы. Вот станем свободными, думали мы, сразу воры-убийцы исчезнут.

Вон, например, Лёня Голубков учил нас, как денег заработать быстро и чтоб на работу не ходить. А то нам раньше лапшу на уши вешали, что, мол, только работая можно заработать. А у свободных людей давно уже не так, оказывается. Лёня учил, а Кашпировский результат закреплял.

Честных журналистов нещадно взрывали, расстреливали по подъездам. И не только их, а вообще всех, потому что закона тогда не было. Какие законы, когда свобода! У кого деньги, тот и есть самый свободный, тот и есть закон. Впрочем, как и всегда, но тогда — уж совсем жестко.

Бизнес на путешествии

У каждого ларька на улице были свои хозяева — в кожаных куртках, в малиновых пиджаках. Человека среди белого дня в машину запихнуть, да увезти в неизвестном направлении — дело было неудивительное. Сама такое наблюдала не раз, когда по улицам свободно шлялась, уроки прогуливая, ибо всем по барабану стало, что ребёнок на улице в урочное время делает.

Заводы и оборонные предприятия закрывались, продавались, сдавали помещения в аренду. Люди падали в голодные обмороки прямо на рабочем месте, и это тут, в центре столицы, что уж говорить про регионы. Инженеры подрабатывали — кто грузчиком, кто на рынке торговал, в общем, кто как смог. Родители стали понимать, что надо детей на финансистов и юристов учить, ибо зачем такой огромной стране всякого рода механики, электрики и прочие рабочие руки, зачем? Мы ж вон какие богатые, газ продадим и всё купим, и можно вообще ничего не производить, да и негде уже.

Читайте также  Почему Вологда не стала столицей?

Война была в Чечне, люди наши гибли, а эмиссары чеченские по улицам Лондона расхаживали как герои. Там их называли повстанцами, брали интервью, те рассказывали миру про свободу. Мир за это им сочувствовал, давал денег.

А вообще мир Ельцина любил, американцы особенно. Слали его народу гуманитарную помощь, сушёную, каждая помощь в пакетике, все пакетики в коробочках. Сидишь, грызёшь, друзей заокеанских вспоминаешь. С такими друзьями и врагов не надо. Но главное, никаких санкций, сплошная любовь, даже долларами разрешали расплачиваться внутри родной страны.

В народе говорят: каков поп, таков и приход, и вообще нечего на зеркало пенять. Сами Ельцина выбирали, дед мой до хрипоты с папой ругался, так он доверял Ельцину, на катушечник записывал его речи. Так и жили по соседству в одном катушечнике наши с братом песни и Ельцинские речи, хотя Ельцин певал не хуже нас с братцем, как мы знаем. Но папа, в отличие от деда, всегда был верен только одной партии и партбилета своего так никому и не отдаёт до сих пор.

Зато музыка была отличной, на этом спасибо президенту, что пустил в страну хорошую иностранную музыку, если б не она, мы б, молодые, не выжили б, наверное.

А вообще, пусть стоит уж Ельцин-плаза, или как там его. Куда его теперь деть? Для меня главное, что не в Москве. А то б я рыдала каждый раз, проходя мимо. В общем-то, неплохой памятник. Чтоб помнили люди свою историю и урок этот вспоминали долго. Особенно когда о свободе мечтают.

Помните у Шнура: «Никому просто так не даётся свобода, из неё нет выхода, в неё нет входа». Дороговат, правда, памятничек в условиях военного времени, но, как говорил гений, «если звёзды зажигают, значит это кому-нибудь нужно». Вот только кому?

Добавить комментарий