Как путешествовать и зарабатывать на этом

Начальство делится на младшее, среднее и старшее — по степени причиняемого им вреда. Эту простую истину, давно уже высказанную Ходжой Насреддином, жизнь доказывает тем, кто не читал Соловьева, снова и снова.

Жила-была страна. В Африке. Некогда, задолго до прихода европейцев, ходили там люди, водили стада, воевали, охотились. Климат — замечательный, всего всем хватало. Уже в IX веке здесь строили города, держали войско, защищавшее эти земли. И назвали возникшее государственное образование империей Мономатапа.

В XV веке пришли португальцы и начали процесс евроинтеграции этих земель. Империя развалилась, но португальцы рано радовались — уже в XVII веке аборигены снова объединились и вытеснили португальцев со своей земли. В XIX веке в тех местах нашли золото. Землями заинтересовались британцы. А британцы — это вам не португальцы.

Во времена многочисленных золотых, а впоследствии и алмазных лихорадок авантюристы валом повалили на эти земли, и в 1888 году Сесиль Родс (от него и «Родезия») заключил первые договора с местными негритянскими правителями. Власть Британии пришла на огромные территории, которые вскоре стали называть Северная Родезия и Южная Родезия.

Фото: Depositphotos

Белые переселенцы продолжали прибывать в этот благословенный край. И как-то случилось, что земли оказались в собственности европейцев. Богатая страна богатела еще больше. И трудом фермеров, и добычей шахт.

В 1922 году в Южной Родезии был проведен абсолютно демократический референдум, по результатам которого страна не вошла в Южно-Африканский союз, а стала независимым членом Британского содружества. Ну, разумеется, голосовали только белые — кто будет спрашивать ниггеров о том, что они думают об устройстве государства белых?

Шло время. Богатейшее государство было довольно собой. Но счастье не бывает вечным. Местным жителям, т. е. неграм, захотелось иметь возможность влиять на власть в государстве, расположенном на их землях, которые вдруг как-то оказались чужими.

Читайте также  Как за одну поездку посмотреть две европейские столицы? Будапешт

На континенте шла война с колониализмом — и местные, которым тоже было нечего терять, включились в эту войну. Белые ответили террором и антипартизанской войной. В стране проводилась политика сегрегации («собакам и неграм вход воспрещен»). За это на страну были обрушены санкции ООН, с ней было запрещено торговать странам-членам ООН. То есть всеми своими продуктами они все равно торговали, но на этом хорошо зарабатывали паразиты-посредники.

Страна продавала на внешнем рынке чугун, золото, хром, а также мясо, сахар и табак. Табак — это вообще отдельная статья.

Выращиванием табака занимались белые фермеры. Им принадлежали огромные территории, на которых они выращивали лучший в мире табак. Документов в Сети я не нашел, но читал, что лучшие сорта американских сигарет делали из табачной смеси, важное место в которой составлял родезийский табак. Не скажу точно, но вроде бы — до 30% мирового производства табака высшего качества.

Фото: Depositphotos

Бизнес на путешествии

Но… Шли годы, сменился тренд, курение было поставлено вне закона. Даже Бонд (Джеймс Бонд) перестал курить в кадре. Наконец мировое сообщество добилось справедливости. В последнем оплоте сегрегации в мире к власти пришло черное большинство. Ура, товарищи! Все ограничения на торговлю с государством, которое назвали Зимбабве — сняты! Свой табак они могли теперь продавать совершенно спокойно. Пришла пора справедливости! Новая страна выбрала себе президента-негра Роберта Мугабе.

Вот только белые оттуда побежали… не то чтобы стремглав, но потянулись в метрополию. Продавая собственность, уезжали из страны инженеры, специалисты… Вначале все продолжало крутиться и без них. Потом понемногу начало поскрипывать. Потом начало останавливаться.

Бессменному президенту страны Роберту Мугабе (место оказалось хорошее, теплое, зачем уходить, если, убив политических конкурентов, можно на нем сидеть и сидеть, сначала срок, потом еще, потом еще и еще… — только бы перевыбирали) надо было сделать что-то, чтобы его поддержал и переизбрал в очередной раз народ.

Читайте также  Когда выгодней покупать авиабилеты?

На выборы конца 90-х годов президент придумал отличный финт: решив добиться справедливости в землевладении, он приказал провести земельную реформу в стране. У белых землю отбирали и отдавали ее обиженным предыдущей властью местным жителям.

Фермы белых владельцев, производивших лучший в мире табак, одна за одной разделялись на много-много кусочков. Совсем как кое-где у нас, в России, несколькими годами ранее. И результат оказался — совсем как у нас в начале 90-х.

Табак производить перестали. По вдруг возникшим объективным причинам по стране прошла засуха. Раньше, предыдущим хозяевам, погода не мешала. А новые хозяева начали прогорать. В стране начался голод.

Дабы спасти страну, мудрый президент начал печатать деньги. Деньги были очень красивыми. Но поскольку их раздавали без меры, купить на них вскоре ничего было нельзя.

Фото: Depositphotos

Президент Мугабе был настоящим борцом, и инфляция его не могла запугать. Он объявил инфляцию незаконной. Попытки арестовать незаконную инфляцию успехом не увенчались, инфляция — в отместку, наверное — стала расти еще быстрее. Рекорд всех гиперинфляций мира был побит в Зимбабве в 2008 году: инфляция составила 230.000.000 процентов!

Только когда страна отказалась от своей собственной валюты, положение начало понемногу исправляться. ООН снова начала продвигать программы продовольственной помощи Зимбабве.

Вот так, четверть века у власти представителей «черного большинства» — и страна из богатейшей страны Африки с развитым сельским хозяйством (по большей части работавшим на экспорт), добывающей промышленностью, заводами превратилась в самую нищую страну континента, получающую продовольственную помощь от ООН.

Алчность и тупость не имеют расовых признаков.

Что еще почитать по теме?

Африка — отсталый континент или колыбель прогресса?
Что такое золотая лихорадка? Самые первые лихорадки
Альберт Швейцер и его День Африки: четыре профессии, одна судьба?

Добавить комментарий